Category: психология

Category was added automatically. Read all entries about "психология".

Культурная антропология-3

Фрейдизм в этнографии. Объяснение табуации и тотемизма
Фрейд (Freud) Зигмунд (6.5.1856, Фрейберг, Австро-Венгрия, ныне Пршибор, Чехословакия, — 23.9.1939, Хэмпстед, близ Лондона), австрийский невропатолог, психиатр и психолог; основоположник психоанализа.
С именем Зигмунда Фрейда связано научное направление, которое, зародившись вначале в далекой от этнографии области психиатрии, оказало в дальнейшем очень сильное влияние на этнографическую науку, как и на некоторые другие. Это направление получило название «психоанализ».
В 1913 г. выходит в свет книга, имеющая уже самое прямое отношение к этнографии, — “Тотем и табу (психология первобытной культуры и религии)”
Исходной и самой общей идеей, на которой построена названная книга (на ней основывались впоследствии все сочинения фрейдистов), была мысль, что есть некое существенное сходство между “психологией первобытных народов”, известной по этнографическим описаниям, и “психологией невротиков”, разъясняемой психоанализом. Из этого следует, что можно интерпретировать “этнографические” факты на основе данных психоанализа, полученных в неврологических клиниках. Фрейд пытается дать свое психоаналитическое объяснение некоторым явлениям, понимание которых с трудом дается этнографам: обычаи экзогамии, “избегания” определенных родственников, разного рода табуация, магия, анимизм, наконец, тотемизм.
Рассматривая один из интереснейших вопросов в этнографии — возникновение и развитие запретов у различных народов, З. Фрейд вводит понятие «постыдный импульс» — недозволенные желания по отношению к тому или иному предмету и действию. Так же сравнивает табу и навязчивое состояние у душевнобольных, называет даже «болезнь табу». Обычаи табуации Фрейд пытается объяснить исходя из теории вытеснения “постыдных импульсов”. Табуации, т. е. запретам, подвергались те предметы и действия, относительно которых у человека имелись какие-то недозволенные желания. Например, табу на вождей, королей, жрецов порождено тем, что людям очень хотелось “убивать своих королей и священников”; табу на трупы - тем, что им хотелось “терзать умерших”, и т. д.
При рассмотрении религии и анимизма Фрейд пытается установить аналогию с фазами развития детского либидо: фазе нарцисизма соответствует анимизм а фазе “любви к объекту” — религия.
Наиболее своеобразна и интересна в книге Фрейда глава о тотемизме (“Инфантильное возвращение тотема”).
Фрейд описывает происхождение тотемизма, а также возвращается к проблеме инцеста. Именно здесь ученый прилагает к этнографии Эдипов комплекс (бессознательное сексуальное влечение к родителю противоположного пола и амбивалентные двойственные чувства к родителю того же пола).
В ходе рассмотрения страхов детей перед некоторыми животными, ученый приходит к выводу, что в их образе ребенок видит отца, а отец для маленького мальчика — это соперник в либидо к матери, но в то же время и некий идеал для подражания. Эта двойственность (“амбивалентность”) чувства в отношении отца переносится на животное, которое становится и предметом страха, и предметом некоторого обожания. Отсюда делается вывод, что тотемическое животное у “примитивных народов” есть не что иное, как заменитель образа отца.
Важную роль тут занимает теория Ч. Дарвина и работы Дж. Аткинсона, особенно их исследования о социальном устройстве высших приматов. Так, Аткинсон считал, что первоначальной формой общежития человека была «циклопическая семья», где был один самец и множество самок с детенышами. Молодые самцы изгонялись, и лишь после схватки (убийства) старшего самца один из них завладевал самками и детенышами.
Фрейд развивает эту теорию, на основании анализа ритуальных трапез, торжественного убийства тотемного животного, он пишет, что в определенный момент братья восстали против «отцовской орды», убили его и съели, но после утоления ненависти раскаялись, и по аналогии с эффектом «позднего послушания», запретили все что им запрещал отец, договорившись не убивать и замещающего его животного.

Зачем нужна культура?



Целью настоящей статьи является попытка актуализации такой вещи как культура, которая может быть осуществлена только если станет понятно зачем она нужна, что будет если ее потерять. Только во вторую очередь актуализировать проблему культуры можно с помощью объяснения, что она такое. Да эти два пункта неразрывно связаны между собой, но как то так получилось, что в современном российском, советском да и в мировом обществах (прежде всего я имею ввиду западные) освещена только вторая часть, а касательно первой обычно выводы предлагается сделать самостоятельно, опираясь на то или иное понимание культуры. Как мы понимаем, эта операция носит сложнейший, многоуровневый характер и без проводников в одиночку осуществлена адекватно вряд ли может. Но беда еще и с пониманием культуры. Будем говорить откровенно, что после эпохи просвещения культура в основном начала пониматься сциентистки, научно. То есть… То есть ее перестали понимать, а стали изучать, а это очень разные процедуры. Именно сциентисткие представления о культуре главенствуют сегодня и у нас и на западе. Я не в коем случае не хочу подвергнуть этот подход остракизму, я хочу сказать только, что он может быть плодотворным только как дополнение к пониманию. Если же нет понимания, то да же непонятно зачем что либо изучать. Из любопытства что ли? А еще научный подход в его классическом виде просто не может описать, дать представления о культуре, как не может он дать представления о человеке , боге, бытии и прочих гуманитарных вопросах. В конце 19 века немецкий философ Дильтей заговорил о разнице между пониманием и объяснением. В 20 и 21 веках появились и другие научные более адекватно взаимодействующие с гуманитарными проблемами и культурой в частности, подходы. Например классический подход подразумевает субъект объектные отношения, а позже стали разрабатываться подходы субъект субъектных отношений. Но такие уже неклассические современные подходы скажем так не вошли по многим причинам в плоть и кровь сознания современного человека, в его сознании до сих пор главенствуют модели связанные с объяснением, с классическими научными процедурами. Более того, современные подходы то же не вполне совершенны… А между тем мы люди, мы должны жить и действовать, и именно понимать, а не только объяснять окружающую действительность и себя, без этого невозможно человеческое существование. Как же быть?
Collapse )

Человек в поисках смысла



Так называется книга психолога Виктора Франкла. Познавательная книга, только местами тяжелая – слишком много научных терминов. Если это не пугает – рекомендую к прочтению.

Франкл фиксирует очень характерное для нашей эпохи явление – человек не понимает, для чего живет. Дефицит жизненных смыслов создает в обществе экзистенциальный вакуум, а это, в свою очередь, порождает различные нездоровые проявления.

Collapse )

Для любителей начинать "новую жизнь" с Нового Года



В современном обществе существует распространённая привычка откладывать дела на завтра/понедельник/начало месяца (нужное подчеркнуть).
В психологии есть даже специальный термин для обозначения этого явления.

Прокрастинация - склонность к постоянному откладыванию даже важных и срочных дел, приводящая к жизненным проблемам и болезненным психологическим эффектам.

Высшей степень "мастерства" является откладывание срочных дел до Нового Года. В связи с актуальностью вопроса решил разместить у себя заметку автора блога Wisdomination.com Збигнева Драба о том, почему дисциплина гораздо важнее мотивации для достижения целей.

"Есть два главных способа заставить себя что-то сделать.

Collapse )