Тарабановский Артём (shturman1922) wrote,
Тарабановский Артём
shturman1922

Миф как ядро политического языка


Но есть в аудитории пару человек, которые займут должности не потому что за них попросят. Для них я каждый день иду на свою работу. Мне нужно донести до них простую мысль – если вы не прочитаете и не поймете классиков, то в стране просто не будет национальной интеллигенции, а будет обслуга для любого, кто назовет себя хозяином этой территории.  

Мы хотели песен, не было слов.
Мы хотели спать, не было снов.
Мы носили траур, оркестр играл туш..
В.Цой


«Мне ничего не нужно, и я никому ничего не должен!» - это часто встречающееся максима среди моих студентов. Более всего мне слышится в этой короткой фразе отчаянье одиночества молодого человека, внезапно оказавшегося в пустоте окружающего его мира.   Но как объяснить молодым людям, что они очень многим обязаны окружающим?   Как пробудить в молодом человеке подлинное чувство ответственности? Высшее образование — это входной билет в элиту, т.е. в сообщество людей, принимающих решения. Но, что делать если сознание будущих элитариев не многим отличается от сознания обывателей отчужденных в силу различных причин от высшей школы? 

Сознание пусть и не до конца, но в немалой степени определяется бытием. Большинство собравшихся на мою лекцию, что называется, пришли отбывать номер. Это связано с тем, что будущее студентов определено заранее и не связано с тем прочтут ли они Эсхила. Около половины студентов, находящихся в аудитории, будут трудоустроены с помощью связей, вторая половина пойдет работать туда где высшее образование ненужно вовсе. Т.е. выходит, что первым образование уже не нужно, а вторые еще не осознали, что оно им нужно. Но есть в аудитории пару человек, которые займут должности не потому что за них попросят. Для них я каждый день иду на свою работу. Мне нужно донести до них простую мысль – если вы не прочитаете и не поймете классиков, то в стране просто не будет национальной интеллигенции, а будет обслуга для любого, кто назовет себя хозяином этой территории.  

Очень нужны слова. Слова точные, фундаментальные и понятные окружающим. Живые слова, которые пробуждают волю к Смыслу.

Слова, которые наполняют душу радостью и одновременно мобилизуют. 

Для меня обретение таких слов связано с прочтением цикла статей «О коммунизме и марксизме» в котором повествуется о фундаментальном слагаемом марксизма -  мифе о Прометее.

Значение мифа как такового очень велико. Битва за истолкование древних мифов является частью политической войны. Например, Томас Манн, в предисловии к тетралогии «Иосиф и его братья», пишет о том, что «В этой книге миф был выбит из рук фашизма…». Содержание мифов обладает аподиктической силой, которая придает магнетизм и глубину политическим концепциям. Без этой субстанции политическая повестка выглядит сухой, приходящей и неубедительной.

Ж. К. Ороско. Прометей. (1930)
Так, битва за истолкование мифа о Прометее, т.е. попытки присвоить своей политической силе этот мощный гуманистический символ не прекращаются столетиями. Наряду с прометеизмом Маркса, который был воспринят и развит большевиками (Горьким, Луначарским и Богдановым), также существует прометеизм Ницше, вдохновлявший Гитлера. Прометеизмов действительно очень много, вплоть до прометеизма теоретика сепаратизма Пилсудского мечтавшего о развале России через поднятие националистических движений.

Миф о Прометее - это священное поле битвы за души людей.

Максим Горький считал Христа наряду с Прометеем «одним из двух величайших символов, созданных стремлением человека к справедливости и красоте». Горький верит, что наступит время, когда «символ гордости и милосердия, кротости и безумной отваги в достижении цели – оба символа скипятся в одно великое чувство и все люди сознают… красоту своих стремлений и единокровную связь всех со всеми»

При этом он точно охарактеризовал своих «ницшеанских» оппонентов «Одни – вечные богостроители, другие – навсегда рабы пленного стремления к власти над первыми и надо всей землей».  Из этого вытекает два антропологических типа революционера: Первый тип воплощает в себе «революционное Прометеево начало, является духовным наследником всей массы идей, двигающих человечество к совершенству». Второй тип революционера «взбунтовавшийся на время раб карающего, мстительного бога, он не чувствует красоты бога милосердия, всепрощения и радости». Вот вам яркая, содержательная, мощная критика «белокурой бестии».
Ещё одна фреска Хосе Ороско
Для Ницше образ Прометея в трагедии Эсхила, является выражением «сущности всего арийского мира». Вслед за ним Гитлер пишет в Mein Kapf о арийском народе - «это Прометей рода человеческого, божья искра гения постоянно теплилась на его лучезарном лике; он постоянно, всякий раз заново, возжигал этот огонь, который в виде знания освещал ночь. (...) Завоевывая, он подчинял себе людей низшей расы и предписал им труд под своим начальством, руководствуясь своей волей и сообразуясь со своими целями».  Как эта цитата похожа на слова Горького о втором типе революционера.

Таким образом, Миф — это ядро политического языка.

José Clemente Orozco. Struggle in the Occident or Carrillo Puerto & Lenin, detail. 1930 - 1931. The New School Mural Collection. New School Archives and Special Collections Digital Archive. Web. 06 Mar 2015.

Я хочу учить своих студентов говорить на языке ответственности элит, а не на языке обслуживающего персонала. На этом языке можно объяснить почему на студенческой молодежи лежит большой груз ответственности за тех, чье отчуждение от культуры, образования и своей родовой сущности почти тотально.

Цикл статей «О коммунизме и марксизме» написан на языке страсти самого благородного титана.  Прометей сознательно и добровольно приносит себя в жертву ради блага обездоленных людей. При этом сам Прометей не стремится заполучить выгоды от войны с Олимпом. Великий титан бросает вызов самой Судьбе ради того, чтобы у людей было будущее. Я думаю, что ради будущего рода людского Прометей принял сторону богов и не поддержал своих родных, когда грянула гражданская война Титаномахия.

Если у политики есть фундаментальное гуманистическое начало, то его можно обнаружить в трагедиях Эсхила. Там нам следует искать генезис традиции гуманистической политики.

(по статьям цикла «О коммунизме и марксизме» №34-35)

Оригинал взят у pavelkapustin в Рождение политики из духа гуманизма. Миф как ядро политического языка. – 2


Tags: гуманизм
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments