Тарабановский Артём (shturman1922) wrote,
Тарабановский Артём
shturman1922

Зачем Турции «вхождение в Европу»?



  Не так давно я выкладывал взгляд главы российской ФМС на ситуацию с беженцами в Европе. Прогнозы у него были довольно мрачные, однако судя по последним новостям и сопровождающим их правозащитным воплям, ситуация может как-то измениться.
  Я, конечно, имею в виду соглашения между ЕС и Турцией, по которым беженцы, ступившие на европейский берег после 20 марта будут возвращены обратно в Турцию. Вот, например, одно из сообщений:

«Соглашение о возврате мигрантов из стран Евросоюза в Турцию, принятое на недавнем саммите ЕС, начнет действовать 4 апреля, сообщает РИА-Новости со ссылкой на агентство Рейтерс.
Как отмечается в соглашении, это касается лишь мигрантов, прибывших в Грецию с территории Турции после 20 марта.
  Ценой такой уступки со стороны Турции стало возвращение вопроса об ее членстве в Евросоюзе в европейскую повестку дня. Проект с такими доработками соглашения о мигрантах был предложен лидерам 28 стран ЕС на обсуждение главой Евросовета Дональдом Туском, сообщает источник агентства»

  Напомню, что это уже не первые переговоры ЕС-Турция. И вот, наконец, достигнут какой-то результат – правда цена, которую платит ЕС, вызывает вопросы, причем в основном не к Европе, а к Турции. Это, конечно, пока не прием с состав, а только начало разговора о приеме, но все же.

  К Европе вопросов меньше также как мало будет вопросов и к человеку, отдающему кошелек под дулом пистолета. «А что делать?» - спрашивает Европа. «Деньги не помогают, круто разбираться с мигрантами у нас кишка тонка – мы не так воспитаны». Остается только повышать цену и предлагать суперценные нематериальные активы. Один из которых – вхождение в Европу. «Руки крутят – мы кричим». В данном случае кричим «Добро пожаловать в ЕС!».

  А вот Турция? Если бы на дворе была середина 20-го века, все было бы ясно – тогда кемалистский вектор на евроинтеграцию был основным вектором турецкой политики. Все дело в том, что сейчас ситуация изменилась – кемалисты оттеснены в сторону, а у руля встали неоимперские силы во главе с Эрдоганом, грезящие то ли о возрождении Османской империи, то ли о Великом Туране.

  И причем тут тогда заветное «вхождение в ЕС»? Если государство взяло неоимперский курс, логично видеть от него активную внешнюю политику по отношению к своим прошлым утерянным территориям – и ее мы действительно наблюдаем на Ближнем Востоке, где Стамбул является одним из главных участников идущей игры. Логична тогда агрессия и к России, как к извечному историческому конкуренту – и это мы тоже действительно наблюдаем.

  А вот вхождение в ЕС? Зачем великой Османской империи входить в какое-то ЕС? У нее нет на это «спроса», и европейские «предложения» ей должны быть фиолетовы, если, конечно, смена стратегического государственного курса действительно имеет место быть (а все говорит об этом).
  Или «евроинтеграция» - это лишь дипломатическая ширма, под которой у Турции зреют совсем другие намерения? Как она будет «входить в ЕС»: как в «великий европейский дом», или как рэкетир в квартиру должника?

 Либо все это является продолжением принципиально новой игры, просто использующей старую лексику, либо про неоимперство Турции "всем показалось". Либо турецкая элита мечется между старыми химерами и новыми вызовами.
Как я уже написал в начале, пока это вызывает больше вопросов, чем ответов.

Оригинал взят у viktor_shilin в Зачем Турции «вхождение в Европу»?


Tags: ЕС, Турция, политика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments