Тарабановский Артём (shturman1922) wrote,
Тарабановский Артём
shturman1922

Бандеровщина: от концепта к «державостроительной» практике



В начале 1941 г. командование ОУН (б) уже знало о предстоящем нападении Германии на СССР. И направило главе абвера Канарису предложения создать украинскую армию, которая должна вместе с вермахтом воевать с Советами. Канарис откликнулся и 25 февраля 1941 г. дал санкцию на формирование «Украинского легиона».

В германских и польских лагерях абвера тут же началась подготовка командного и диверсионно-разведывательного состава этого легиона. В архивах ОУН (б) он называется ДУН («Дружины украинских националистов»). Ядром новой военной структуры стали группа «Север» под командованием Романа Шухевича и группа «Юг» под командованием Рихарда Ярого. В документах абвера эти группы именовались «спецподразделением Нахтигаль» и «организацией Роланд» в составе диверсионно-разведывательного полка абвера «Бранденбург-800».

В ночь на 30 июня 1941 г. последние части Красной Армии ушли из Львова. И уже следующим утром лидеры ОУН (б), вошедшие в город в сопровождении боевиков «Нахтигаля» и других групп «Украинского легиона», провозгласили создание Украинской соборной державы и создали «краевое правительство» во главе с Ярославом Стецько.

Первые два параграфа «державного акта» касались заявлений об учреждении государства и правительства. А параграф 3 гласил: «Восстановленная Украинская Держава будет тесно сотрудничать с Национал-Социалистической Велико-Германией, которая под руководством Адольфа Гитлера создает новый порядок в Европе и мире и помогает украинскому народу освободиться из-под московской оккупации». Затем новые «державники» направились в униатский кафедральный собор Святого Юра, где получили благословение от митрополита УКГЦ Андрея Шептицкого. И начали исполнять во Львове свою программу, основанную на заветах Д. Донцова.

В течение первой недели июля по спискам, подготовленным львовской бандеровской агентурой, каратели из «Нахтигаля» вместе с местными нацистскими радикалами уничтожили, по разным оценкам, от 3 до 5 тыс. поляков, евреев, представителей советской власти и ей сочувствующих. Особое острие репрессий было направлено на львовскую польскую и еврейскую интеллигенцию: были убиты более 70 профессоров университета, другие деятели науки и культуры.

Такая исступленная «резвость» бандеровцев обеспокоила немцев, склонных воевать рационально и оптимизировать приобретения и издержки. И от германского командования пошли донесения в Берлин о том, что и «державная самостийность» бандеровцев, и их карательные акции противоречат целям Германии, ломая военные планы и настраивая против Рейха местное население.

Кроме того, с первого момента обретения военно-полицейской власти на Галичине бандеровцы буквально «открыли охоту» на конкурентов из ОУН (м) и других «небандеровских» групп украинских националистов. «Мельниковцы» ответили встречным террором. В результате немцы уже в середине июля попросту разогнали бандеровское львовское «правительство», а также интернировали и поместили под домашний арест вождей обеих фракций ОУН: Бандеру — в Берлине, Мельника — в Кракове — и ряд их соратников. (Мельника позже отправили в Берлин и отпустили вплоть до нового домашнего ареста в начале 1944 г.)

Эти эпизоды соперничества разных групп радикальных украинских националистов нельзя обойти вниманием хотя бы потому, что они получили дальнейшее острое развитие. И затем играли большую роль как в новейшей истории Украины, так и в непрозрачных провокационных перипетиях нынешнего майданного переворота и двусмысленных действиях киевской хунты.

После интернирования немцами ключевых лидеров ОУН Шухевич официально объявил, что «в результате ареста нашего правительства и лидера легион не может больше пребывать под командованием немецкой армии». В августе 1941 г. немцы разоружили «Нахтигаль», а в ноябре личные составы «Нахтигаля» и «Роланда» объединили в «Украинский легион» и перевезли в Германию, где с ними заключили годовые индивидуальные контракты на службу в германской армии. В марте 1942 г. «Украинский легион» (с «забывшим» свой антинемецкий демарш Шухевичем в должности заместителя командира) был направлен в Белоруссию, в состав карательной 201-й охранной дивизии полиции и СД. И, по отчетам командования, за 9 месяцев уничтожил в Белоруссии более 2000 советских партизан.



Однако и взаимный террор бандеровцев и мельниковцев, и их «самостийные» карательные акции продолжались. Особенно свирепствовала созданная бандеровцами «Служба Безпеки» во главе с Миколой Лебидем, который возглавлял ОУН (б) в отсутствие интернированных Бандеры и Стецько. Террор против националистических конкурентов и местного населения, развязанный бандеровцами, германское командование было вынуждено «тормозить» при помощи гестапо и СД, которые поздней осенью 1941 г. провели аресты наиболее активных карателей из ОУН (б).

Между тем, ОУН (м) после взятия Киева германскими войсками также попыталась реализовать свой «державный проект», провозгласив 5 октября 1941 г. воссоздание Украинской республики и учреждение Украинской Национальной Рады. Но уже 28 ноября немецкие власти эту Раду распустили (впрочем, она продолжала выпускать свои «универсалы» в подполье вплоть до бегства из Киева осенью 1943 г.).

В конце 1942 г., по решению руководства ОУН (б), весь состав «Украинского легиона» отказался подписывать новый годовой контракт. «Легион» был расформирован, его солдат и офицеров, переставших быть немецкими контрактниками, перебросили на Украину. И они под руководством своих ОУНовских командиров включились в «решение вопросов расовой гигиены» по концепту Донцова. То есть в войну с еврейским и польским населением, с советскими партизанами и со своими «недостаточно свидомыми» националистическими конкурентами по всей Украине — от Галиции и Волыни до Малороссии.

Ведь что такое киевский Бабий Яр? Это в первую очередь деяния тех же бандеровских карателей. Причем, по опубликованным архивным данным, в Бабьем Яру были уничтожены не только десятки тысяч евреев, но и (по инициативе и при участии бандеровской полиции) несколько сотен «мельниковцев» и членов других «небандеровских» боевок.

Подчеркнем, что украинская пропаганда насчет того, что бандеровцы всё время вели войну и против СССР, и против Германии, — не более, чем миф. В ряде официальных документов ОУН (б) действительно есть тезис о необходимости такой «войны на два фронта». Однако в решениях военных конференций бандеровской ОУН подчеркивалось, что «в то время, когда на востоке еще стоят миллионные большевистские армии, любая наша вооруженная акция против немцев была бы помощью Сталину», и что «все боеспособное население должно стать под знамена ОУН для борьбы против смертельного большевистского врага». III конференция ОУН (б) в феврале 1943 г. приняла решение о том, что основная борьба должна быть направлена против советских партизан и поляков («еврейский вопрос» к этому времени был на Украине в основном решен силами гитлеровцев и националистов). И что борьба против германских оккупантов должна вестись только при необходимости и в ситуативных рамках «самообороны украинского народа».


Глава ОУН (б) Степан Бандера в немецкой форме среди офицеров Третьего Рейха.

Отметим, что бандеровцы вели войну «со своими» в основном под лозунгами повышения эффективности национальной борьбы — за счет «обеспечения единоначалия» и «прекращения партизанщины». Однако в основе конфликтов лежали расхождения в целях и стратегии. Одним из главных было неприятие «мельниковцами» расового радикализма бандеровской фракции, следующей концептуальным заветам Донцова. И, в том числе, свирепости террора не только против «жидов, москалей и ляхов», но и против «несвидомой» (несознательной) украинской народной массы. И потому «мельниковцы» в основном отвергали территориальные амбиции ОУН (б), предполагавших гигантские этнические «чистки».

О том, как видят бандеровцы свою будущую украинскую державу, в 1942 г. написал — вполне в духе концепта Донцова — Пантелеймон Сак (псевдоним П. Коваль), глава краевого руководства ОУН (б) в Киеве: «Охватит она земли от Волги до Карпат, от гор Кавказа и Черного моря до истоков Днепра... Будет она решающим фактором в восточных проблемах... касаться России, прибалтийских стран, Польши, Кавказа, черноморских государств, а также путей в Африку и Индию через Босфор и Дарданеллы ... Украина для украинцев!..».

Кроме ОУН (м), одним из крупных националистических оппонентов бандеровцев стала созданная Тарасом Боровцом (псевдоним Бульба-Боровец) в 1941 г. в Полесье (причем практически без участия и поддержки оккупационной германской администрации) «Украинская повстанческая армия Полесской Сечи» (УПА-ПС).

Бульба-Боровец был тесно связан с эмигрантским руководством существовавшей на Украине в 1917–20 гг. Украинской народной республики (УНР) и считал своей целью восстановление преемственной УНР в ее «козацко-гайдамацком» варианте Симона Петлюры. То есть, в целом придерживался обсужденного нами ранее концепта «мягкого нациестроительства» Вячеслава Липиньского. Потому Бульба-Боровец отказался признать «новую державу», учрежденную во Львове бандеровцами в начале гитлеровской оккупации, а также политическую идеологию и этноцидную стратегию ОУН (б).

УПА-ПС в начале войны принимала в свои ряды красноармейцев из Восточной Украины и различных регионов СССР из отступавших советских войск, которые прятались в лесах от гитлеровцев, а также местных евреев и поляков. Бульба-Боровец даже создал в волынском Полесье локальную «Олевскую республику» с законами и порядками УНР. Поскольку основной целью в этот период УПА-ПС провозгласила «войну с большевиками» (и действительно жестоко воевала с отступавшими и выходившими из окружения советскими частями), германское командование какое-то время ее терпело.

Однако недолго. Олевская республика была ликвидирована уже в октябре 1941 г. по приказу оккупационной власти, УПА-ПС официально распущена. Германское командование на фоне своих военных успехов этого времени решительно не желало терпеть — даже в союзниках — никакую «параллельную власть». Тем более власть с привкусом «казацкого анархизма».

Но Бульба-Боровец быстро собрал свою армию заново: к нему стекались массы населения, возмущенные реквизициями и насилием германских оккупантов и поверившие в УПА-ПС как защитника. В частности, один из пунктов «закона украинского партизана» Бульбы-Боровца гласил: «Кто принудительно реквизирует от гражданского населения (невзирая на то, какой оно национальности) любые вещи... тот не является украинским партизаном, а обычным вором и грабительским бандитом». Кроме того, «генерал-атаман Тарас» требовал от своих отрядов стараться избегать во время операций человеческих жертв.

К началу 1942 г. УПА-ПС начала серьезно тревожить немецкую жандармерию и полицию. Чаще всего — отбивать у немцев и полицейских команд ОУН (б) обозы и склады с реквизированным в селах и хуторах продовольствием и другим имуществом — для снабжения своей УПА и возврата хозяевам-селянам. А заодно — захватывать оружие.

В марте 1942 г. германские войска и полиция развернули против УПА-ПС карательные акции с массовыми арестами и расстрелами. Бульба-Боровец ответил письмом рейхскомиссару Украины Эриху Коху: «По какому праву ваши государственные банды выполняют дикарские акты... расстрела мирных жителей?.. Мы не потерпим ни одной безвинно пролитой капли крови граждан Украины, вне зависимости от их национальной принадлежности».

С лета 1942 г. УПА-ПС начала против немцев активные операции на коммуникациях, а также крупные рейды на поселки и города. То есть становилась всё более явной (и легитимной в глазах населения) «защитницей национальных интересов». И, значит, не только врагом гитлеровцев, но и всё более опасным политическим конкурентом ОУН (б).

Автор: Юрий Бялый
Опубликовано: газета "Суть времени" №79 от 28 мая 2014 г.

Предыдущие статьи цикла:
1. Концептуализация бандеровского нацизма. Интегрализм Дмитро Донцова
2. Концептуализация бандеровского нацизма. Нациократия Миколы Сциборского

Tags: Бандера, Мельник, Нахтигаль, ОУН, УПА, Украина, Шухевич, история, каратели, нацизм, фашизм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment