Тарабановский Артём (shturman1922) wrote,
Тарабановский Артём
shturman1922

Редьярд Киплинг о русских



«Поймите меня правильно: всякий русский – милейший человек, пока не напьётся. Как азиат он очарователен. И лишь когда настаивает, чтобы к русским относились не как к самому западному из восточных народов, а, напротив, как к самому восточному из западных, превращается в этническое недоразумение, с которым, право, нелегко иметь дело. Он сам никогда не знает, какая сторона его натуры возобладает в следующий миг».

Так начинается рассказ Редьярда Киплинга «Бывший». Вообще-то рассказ, о котором пойдет речь, начинается с эпиграфа, но эпиграф мы процитируем в конце нашего маленького исследования – так нам понятней будет.
Итак: казачий офицер попадает в полк Белых Гусар Её Величества, несущий службу в Индии. «Это был молодой красивый азиат, любивший бродить по нехоженым тропам». Офицерское звание Дирковича не вызывало сомнений у Белах гусар, и они приняли его с армейским радушием, свойственным сынам запада, тем более, что пил гость наравне с хозяевами, хотя и оказывался под столом, иногда.

«Но вот беда, среди всех этих гульбищ он упорно продолжал считать себя европейцем. Мог часами напролёт рисовать картины славного будущего, что ждёт Англию и Россию, когда, объединив войска и территориями и сердцами, они дружно приступят к великой миссии просвещения Азии». Наивные мечтания, считает Киплинг, на наш взгляд простительные одинокому бродяге-казаку. Но сходные надежды были положены в основу проекта «Даёшь Европу» в 20-м веке, так и не осуществлённому до конца советской элитой, у которой развалить свою страну получилось, а соединиться в братских объятиях с европейцами – нет. (см. книгу С.Е. Кургиняна «Красная весна»)

Наверно советская элита и Киплинга не читала, или не дочитала, или недопоняла, как и многое другое. Но вернёмся к рассказу.

На пир бравых воинов ЕЁ Величества внезапно попадает бывший офицер полка Белых Гусар, «подобно почтовому голубю, нашедший путь в родной полк». Измученный, покрытый вонючими лохмотьями, скрывающими шрамы от давних пыток и побоев, почти утративший дар речи. Бедняга ничего не может объяснить, но тут…

«Из-под стола, невозмутимый и лучезарный, вылез Диркович, чьё чудесное забытьё было нарушено грубыми пинками офицерских сапог». Вид казачьего офицера ужасает бродягу, и он рассказывает на русском языке свою горькую повесть, а Диркович переводит. Оказалось, что бедняга был в России, ещё до крымской войны, и чем-то оскорбил русского полковника, причём извиниться отказался, ну и, понятное дело, попал в Сибирь, из которой только что возвратился в родной полк, тридцать лет проведя на каторге, в бегах и скитаниях.

Белые Гусары в шоке. И тут пьяный Диркович произносит назидательную речь перед офицерами, вспоминая и сравнивая печальную судьбу Наполеона в снегах России и трагедию британского офицера, тридцать лет проведшего в лишениях, только за то, что не захотел извиниться перед русским полковником. «И с вами то же будет, братья мои, доблестные воины, в точности то же самое, -  говорит Диркович, перед тем, как снова упасть под стол и уснуть. - Но вы никогда не вернётесь. Все, все отправитесь в Сибирь…»

Несмотря на грозные и оскорбительные речи русского, благородные вояки, скованные законом гостеприимства «так что,  даже если бы он дал пощёчину самому полковнику» и то ничего, заботливо провожают на следующий день. А бедный узник и скиталец умирает через три дня после возвращения в родной полк.

Кажется всё ясно, акценты расставлены предельно точно, каждому своё место «и вместе им не сойтись». Не хватает только последнего штриха и тут уместно обратиться к эпиграфу:

                           Отверзлась земля. Из могилы сырой
                            Явился к нам гость на пир.
                            Присел отдохнуть и продолжил свой путь,
                                    Но в душах нарушил мир.

                            К отмщенью взывает кровь,
                            Сполна грядёт расплата,
                            Как час пробьёт, Бог предъявит счёт
                            За нашего мёртвого брата.


Теперь совсем ясно: счёт будет предъявлен к оплате.

Киплинг не премьер министр и не королева. Не писатели и поэты решают как, кому и с кем, но писатели и поэты выражают «мнение народное», так сказать. То есть то сокровенное, что хранится в общей культурной и исторической памяти народа им, в данном случае Киплингу,  - родного. Кстати, рассказ «Бывший» - это не единственный выпад в русскую сторону. В романе «Ким» роль главного подлеца, а заодно и придурка,  достаётся тоже русскому офицеру.

Киплинг хороший писатель и его надо читать,  хотя бы для того, чтобы понять, насколько по-разному можно смотреть и видеть. А знать, как тебя представляет себе другой человек, другой народ – бесценное сокровище.

--------------------
Курсивом мной выделены цитаты из рассказа «Бывший», опубликованного в сборнике Киплинг Р. «Восток есть Восток», М.: Худож.  лит., 1991.

Оригинал взят у papuas_tt в Редьярд Киплинг о русских


Tags: Англия, Киплинг, Россия, литература, русские
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments