Тарабановский Артём (shturman1922) wrote,
Тарабановский Артём
shturman1922

"Свобода слова" в Российской империи

Оригинал взят у usser_live в "Свобода слова" в Российской империи


Множество раз приходилось слышать, что в Советском Союзе была цензура, которая зажимала творческих людей, притесняла их свободу самовыражения. Про современную Россию такого не скажешь, язык не повернётся, когда на главной площади страны устраивают перфоманс с помощью молотка, гвоздя. А как дело обстояло в Российской империи?

Вот что пишет великий русский поэт Федор Иванович Тютчев, который последние пятнадцать лет своей жизни возглавлял Комитет цензуры иностранной. Свою деятельность в нем он успешно начал не без помощи "Письма о цензуре в России», поданном им в ноябре 1857 года министру иностранных дел князю A.M. Горчакову. Оно-то и способствовало назначению поэта в апреле следующего года на пост председателя Комитета.

"На основании Цензурного Устава, книги и прочие предметы, подлежащие цензурному рассмотрению, привозимые из-за границы пассажирами и доставляемые в пакетах на имя частных лиц, должны отсылаться из таможен а цензурные учреждения, а где таковых нет, могут быть отправляемы к главным местным начальникам. В цензуру не поступают только принадлежащие путешественникам молитвенники и книги Св. Писания. Узаконение это столь обременительно для пассажиров, что многие из них отказываются от своей собственности и не являются за получением книг, в особенности, если оные отсылаются к начальникам губерний. Начальники же губерний, составив списки книгам, отсылают оные в Комитет Цензуры Иностранной, где отмечается решение о каждой книге, вследствие чего проходит значительное время, пока они могут быть выданы по принадлежности. Притом большая часть пассажирских книг состоит из безвредных сочинений, как то; дорожников, лексиконов и т.п., которые вследствие этих правил отбираются на границе и для получения коих нужно потом являться в Цензурные Комитеты, к Губернаторам, подавать прошения, терять время и пр. Между тем известно, что весьма нетрудно доставать самые запрещенные книги с небольшою приплатою к заграничной цене.

При отмене помянутого стеснительного постановления нужно для предотвращения злоупотреблений определить число книг, могущих быть выданными путешественникам без цензуры, и постановить, что книги, напечатанные за границей на русском языке, непременно отбираются таможнями. До сих пор, по цензурным узаконениям, всякая неизвестная цензуре книга, какого бы содержания она ни была, должна рассматриваться в цензурных учреждениях, почему, без всякой нужды крайне замедлялась выдача сочинений по наукам точным, реальным, медицинским и т.п., а также лексиконов и энциклопедий. Такого рода издания, по моему мнению, могли бы быть без опасения вовсе освобождены от цензурного рассмотрения, так как они выписываются исключительно людьми, занимающимися учеными исследованиями, и находят покупателей только в числе образованных лиц, тем более, что большая часть этих сочинений, напр. энциклопедические лексиконы, по цене своей уже недоступны массе читателей. Сверх того, я признавал бы возможным выдавать в целости сочинения некоторых классиков, как напр. Байрона, Руссо, Гейне, считающиеся до сих пор запрещенными.

Причиною запрещений многих иностранных сочинений, в особенности исторических, служат встречающиеся в них часто рассказы или намеки на события русской истории, которые не дозволяется описывать по-русски. В настоящее время, кажется, было бы возможно не обращать внимания в цензурном отношении на такие рассказы, если они появляются в иностранных ученых сочинениях и не составляют предмета отдельных брошюр, написанных с явною целию волновать умы; происшествия эти уже сделапись достоянием истории, всем русским известны и на читателей иностранных ученых книг не могут произвести вредного влияния."

Хочу сказать, что наше государство защищало себя на всём протяжении истории, но с некоторого момента, когда объявили "гласность", а вместе с ней и вседозволенность, государство перестало заботиться о главном - о своём здоровье, об умственном здоровье своих граждан, чистоте их ума. Почему это происходит - вопрос отдельный. То ли изжить себя государство желает, то ли специально дурманит народ, то ли те кто у власти интеллектуально больны. Хотя вот гей-пропаганду запретили, значит что-то работает. А в качестве ещё одного примера "России, которую мы потеряли" приведу статью В.Лебедева "Ошибка" цензуры" из журнала "Русская литература" в №3 1974 г.

В 1887 году Л.Н. Толстой написал рассказ "Суратская кофейная" и передал его для печатания в издательство "Посредник". Однако последовало запрещение цензуры. В ноябре 1892 года с просьбой о разрешении рассказа обратилась издательница журнала "Северный вестник" Л.Я. Гуревич. Петербургская цензура вновь признала рассказ непригодным к печати. Тогда Гуревич обратилась в Главное управление. Через некоторое время председатель Петербургского цензурного комитета Кожухов получил от Феоктистова письмо, в котором говорилось:

"Многоуважаемый Евгений Алексеевич!

Вчера В.С. Адикаевский прислал мне прилагаемую статью графа Л. Толстого без всяких объяснений, а от одного из наших чиновников, приходившего ко мне, я узнал, будто она предназначалась для «Северного вестника» и запрещена цензурой. Прочитал я ее и изумился: нет в этой статье ни единого слова, которое могло бы показаться предосудительным. Вообще статья прекрасная. В недоумении моем - неужели от меня ускользает затаенный ее смысл - обратился я к К.П. Победоносцеву. Он пишет мне: «Поистине Вам скажу, что не вижу ни малейшего повода препятствовать напечатанию статьи графа Толстого».

Неужели в самом деле цензор запретил ее? Что же он усмотрел в ней? Разве подпись автора?

Если запрещение действительно последовало, покорнейше прошу Вас отменить его и безотлагательно, чтобы не задерживать печатания книжки «Северного вестника». Это журнал нехороший, но если бы в нем печатались только статьи вроде той, о которой идет речь. то, конечно, он не возбуждал бы нареканий
".

Естественно, что рассказ немедленно был разрешен. В начале 1893 года издательство Клюкина включило этот рассказ в сборник Л.Н. Толстого "Рассказы и былины". И снова Петербургский цензурный комитет рекомендовал не разрешать его к печати, так как

"основная мысль рассказа, что все веры - и магометанская, и еврейская, и христианская - одинаково угодны богу, а наилучший храм - это вселенная. Дурно понятое и истолкованное, это произведение может служить орудием для успешного пропагандирования среди простолюдинов различных рационалистических учений, что, конечно, крайне нежелательно".

Кроме рассказа "Суратская кофейная", Петербургский цензурный комитет предлагал запретить включенные в этот сборник рассказы "Кающийся грешник", "Зерно с куриное яйцо", "Три старца" и "Крестник". Главное управление по делам печати согласилось с запрещением четырех рассказов, но "Суратскую кофейную" распорядилось опубликовать.

В апреле того же года с просьбой о разрешении на издание рассказа обратилось издательство "Посредник". "С.-Петербургский комитет остается при прежнем мнении: о невозможности дозволения для народного чтения рассказа Л.Н. Толстого «Суратская кофейня»", - говорилось в донесении, направленном в Главное управление по делам печати. На этот раз последовала резолюция: "не дозволять". А на полях донесения запись карандашом: "Это было большою ошибкой разрешить статью «Суратская кофейня» для народного чтения". И несколько ниже: "Надо сообщить Московскому цензурному комитету, чтобы и он не дозволял отдельное издание означенной брошюры, если та будет ему представлена".

В последующие годы рассказ неоднократно запрещался цензурой. "Ошибка" была исправлена.



Tags: Российская Империя, цензура
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment