Тарабановский Артём (shturman1922) wrote,
Тарабановский Артём
shturman1922

Зачем нужна культура. Часть 4.

«Во время войны Черчиллю принесли на рассмотрение бюджет страны. Полистав документ, он спросил:
— А где же затраты на культуру?
— Так война же идёт! Какая культура?
— Если нет культуры, так зачем мы тогда воюем? — удивился Черчилль.»


Уинстон Черчилль



Не знаю точно говорил это Черчилль или нет, знаю только что это не слова Мединского или современного российского элитария...Но если говорил то он абсолютно прав и последователен. Если нет культуры то нет и страны, народа. За что тогда воевать то? Но продолжим.

Культура выросла из культа говорит Бердяев. Разве пушкинский пророк не является нагляднейшей иллюстрацией этого утверждения? Разве это стихотворение не пронизано культовой символикой и более того, религиозным духом и само не описывает рождение духа нового? Или может обновление старого… Серафим же все таки явился – существо библейское. Ну это уже домыслы…

Это содержание порождающее соответсвтующие мысли и чувства не увидеть не возможно если смотреть человеческими глазами, но если смотреть с научной точки зрения то…
Перед тем как перейти к тому как непосредственно обсуждается в филологии пушкинский пророк, а именно как это делает Лотман, определение и подход которого я обсудил, я дам еще, как мне кажется, очень наглядный пример научного подхода из чего будет видно, что наука схватывает, а чего нет, а так же можно будет дополнительно убедится в правоте Бердяева и в том что моя обеспокоенность по поводу положения культуры у нас сегодня в России совсем не избыточна.

Есть масса таблиц и схем где проиллюстрированы функции культуры. Они отличаются незначительно. Вот достаточно типичный пример (вот оригинал с пояснениями http://www.studfiles.ru/preview/1081509/):
Функции культуры:
1 Защитная функция
2 Креативная функция
3 Коммуникативная функция и культура общения
4 Сигнификативная функция
5 Нормативная функция
6 Релаксационная функция
7 Познавательная и информативная функция
8 Регулятивная и оценочная функция
9 Культура как тип социальной памяти
10 Культура как форма трансляции социального опыта
11 Культура как способ социализации личности

Под защитной функции автор этой конкретной таблицы имеет ввиду ,что с помощью культуры человек создал жилье, медицину, открывает источники энергии и прочее, что дает ему повышенную выживаемость, если так можно выразиться «защиту» от природы. Креативная функция в особых пояснениях не нуждается. Коммуникативная то же. Суть Сигнификативной функции заключается в том, что культура дает названия окружающим человека вещам и явлениям, тем самым вводя их в его мировоззрение, после чего человек имеет возможность с ними соотнестись и начать взаимодействовать. Можно для пояснения привести такой пример. Одно из диких племен, живущих сегодня, абсолютно не знает, что такое самолет. Между тем самолеты регулярно пролетают над местом его дислокации. Занимающийся этим племенем антрополог (не помню кто именно это сейчас не важно) понял, что в культуре этого племени нет ничего, что бы позволило «схватить» самолет. Они да же не мыслят его в виде какого нибудь летающего змея или еще чего то. Летающие самолеты для них видимо сливаются с облаками. Вообще эта известная вещь и примеров можно приводить много. Люди не замечают того или почти не замечают, чего по их представлениям в данном месте и времени не должно быть. Есть куча соответственных роликов в интернете иллюстрирующих это свойство. Думаю остальные пункты ясны без расшифровки.

А теперь я прошу тебя читатель вглядеться в эту таблицу и задать несколько вопросов. Чему еще свойственны все эти функции? Что будет если исчезнет то, что их реализует? Без труда можно увидеть, что все эти функции выполняет религия. Религия дает человеку целостность и ответ на смысл жизни. Культура же в своей совокупности делает то же самое. А еще можно увидеть, что без культуры нет общностей таких как племя, народ, нация, более мелких: армия, профессиональные сообщества, спецслужбы и в конце концов власть. Без этих функций не возможны такие понятия как страна, родина, честь, достоинство, свобода для и другие. А теперь плавно перейдем ко второму вопросу. Представим что всего этого нет. Оглянемся во круг и увидим, что со всеми этими пунктами большие проблемы.

Про защитную функцию говорить не будем пока Советское наследство еще не кончилось… Что касается креатива (это слово я бы заменил на творчество) то мы наблюдаем удивительную импатентность и в сфере искусства, и в науке и в социальных практиках. Все истерично вопят о будущем, а его нет. Нет инноваций, которые бы что то качественно по существу меняли. Нет и шедевров искусства. В лучшем случае поделки. Коммуникация отсутствует. Есть такой режим разговора свойственный пожилым людям. Сидят две бабули и сначала одна что то вливает в ухо своей подруге, а потом та в ответ то же что то вливает, и видно что им совершенно не интересно и не важно что поняла их собеседница из того что они говорят. Это не про содержание вообще. Это про переливание эмоциональных энергий. Их нужно на кого то время от времени изливать. И в благодарность принимать излияния от других. Что именно говориться вообще не важно. Но это нормально для пожилых людей. Но когда я понимаю, что две 18 летние девушки то же говорят в таком же режиме и главное, что по видимому другие режимы им не знакомы… А о чем разговаривать то? И как? У каждого свое мнение… Можно только обмениваться эмоциями вот и все. Декультурация одним словом. Эта проблема тесно связана с сигнификативностью. Какая может быть сигнификация нового? Новое не входит в оборот, все живут в рамках знакомого. Что касается норм то после 90-х говорить о них можно только в прошедшем времени… Что касается релакса… Ну он как то существует, не вполне в культурных формах правда… Люди как то пар выпускают… Хотя да же с такой вещью как секс большие проблемы. Вроде все можно и со всеми, а проблемы… Ну да ладно, пусть будет. Познавательная и информационные функции находятся в сходном состоянии. «Инфа» допустим как то циркулирует, переливается из пустого в порожнее как и эмоции. А вот познание не происходит. Оно и понятно. Если нет коммуникации, языка, норм – нет и доверия, авторитетов. А значит не возможно познание и обучение. Выйдет на кафедру учитель истории, начнет положим читать лекцию, а ему скажут: «А почему я вам должен верить?» «Вся история вранье – это мое личное мнение…» Ну и чем крыть? Можно заговорить о критериях из ходя из которых можно понять кому стоит доверять, а кому нет, о компетенции еще много о чем. Но этого то же нет. Какие критерии когда нет культуры? Есть только зияющая пустота выдающая, как она думает, «свои мнения». Лекция педагога может быть в лучшем случае быть воспринята как «инфа». «Да есть мнение такого то профессора в таком то университете, что была Великая Отечественная Война и началась она 22 июня 1941 года, а закончилась 9 мая 1945, но есть ведь и другие мнения…" Честно говоря информация воспринятая в таком режиме долго в памяти не удерживается, так что мы да же не с винегретом в головах имеем дело обычно, а с пустотой, в которой болтаются остатки воспоминаний не о знании, а о информации. «Что то на этом пустом месте было, а вот что… Может война, а может еще что, какая разница?» Так что мы понимаем, что такая штука как социальная память, коллективное бессознательное то же отсутствуют… Так в каком смысле мы живем в России? Территория населенная индивидами, которым нет дела друг до друга да и до себя то же… разве это страна? Я уже говорил, что не все так на 100% Это я немного утрировал. Но ведь немного! Великая отечественная чуть ли не единственная ценность которая держит. Все остального уже нет. По ка она держит мы живем все еще в России, а не на территории. Как видно оставшиеся функции в полном или почти полном ауте. Какая регуляция и оценка? Если нет коммуникаций, языка, нет обучения личность не формируется, какие у нее могут быть оценки? У нее вместо оценки пустые мнения. Регуляция же… По прямым линиям президента очень видна наша регуляция… Царство вседозволенности… А что можно сказать о социальной памяти и трансляции социального опыта если нет ни социальности ни возможности что либо транслировать? А какая может быть социализация? Во что? Представим читатель, что все это так причем на 100%. Что остается? Сможет ли функционировать пресловутая экономика? Что будет толку в ракетах и танках? Кто на кнопку то будет нажимать и как будет усвоен приказ и передан? Власть в такой ситуации то же отсутствует. Наш пресловутый режим ручного управления есть именно это. Это обычно не сознательный саботаж или еще что то, просто все рассыпается потихоньку. Все будут да же брать под козырек при виде живого Путина, но после его исчезновения из непосредственного поля зрения никто да же сабатировать не будет и злобно держать фигу в кармане, просто о том что он приезжал забудут через секунду… Я чуть чуть фантазирую, но я же рисую некую утрированную картину. Никогда такие процессы на практике не доходят до своего логического конца. Государства общности, в которых они так идут рушатся раньше. Мы существуем так долго во многом благодаря ядерному зонтику. Если бы мы жили в средних веках или античности, нас бы уже давно варвары какие нибудь захватили.

Рассмотрев этот пример и увидев, что наука все достаточно точно видит и описывает, но интерпретацию и оценку увиденному наукой и описанному может дать только человек, а без человеческой интерпретации и оценки переводящих научное понятие, систематизацию, определение в нечто другое мы не сможем понять, что такое культура или какая другая живая сущность попавшая под аналитический скальпель, можем переходить к анализу Пророка Лотманом и другими. Вот что он пишет и как полемизирует. (цитирую с изъятиями)

Лотман статья ПРОБЛЕМА «ВСЕМИРНОЙ ОТЗЫВЧИВОСТИ» ПУШКИНА
И БИБЛЕЙСКИЕ РЕМИНИСЦЕНЦИИ В ЕГО ПОЭЗИИ
И «БОРИСЕ ГОДУНОВЕ»
«Известные поэты демонстрировали свои, чрезвычайно важные для развития поэзии, опыты на материале интерпретации псалмов. Стиль высокой библейской поэзии был им близок и включался в их духовный арсенал. Они рассчитывали на восприятие его читателями, так как Псалтырь была известна всем грамотным людям. Вместе с тем это их литературное «предприятие» знаменовало собою изменение в отношении к духовным текстам, которые стали восприниматься не только как религиозные, но и как художественные, культурные.14
135
Псалмы оставались не только в XVIII, но и в XIX в. излюбленным источником лирических «сюжетов» и поэтических образов. Поэтов в начале XIX столетия в России привлекали также повествовательные эпизоды Ветхого Завета, и особенно Книги Пророков (в частности, Исайи) и Книга Иова. Эти части Библии нашли свое отражение и в поэзии Пушкина. В 1859 г. в книжке 17 журнала «Русская беседа» появилась статья Н. С. Соханской (Кохановской) под названием «Степной цветок на могилу Пушкина», представлявшая собою отзыв на Собрание сочинений Пушкина под редакцией П. В. Анненкова. Соханская-Кохановская ставила перед собою задачу показать высшее религиозное содержание поэзии Пушкина. В частности, она совершенно справедливо отметила сходство образов стихотворения «Пророк» (1826) с текстом главы 6 Книги пророка Исайи. Конечно, Пушкин использовал библейские образы, строго отбирая их в соответствии с собственным лирическим замыслом. Так, в «Пророке» Пушкина пророк видит не Бога, восседающего в храме, в окружении шестикрылых серафимов, а одного шестикрылого серафима, которого встречает на перепутье. Пушкину важен был образ встречи в пути.
Пророк Исайя в библейском тексте подробно описывает серафимов, Пушкин ограничивается эпитетом «шестикрылый серафим». Поэт не вводит наивно-реалистической подробности библейского текста, где серафим взял уголь с алтаря клещами и приложил к устам пророка, и углубляет драматизм «посвящения» человека в пророки; глас Бога, завершающий это посвящение, у Пушкина сохранен; в этом отношении его описание соответствует библейскому тексту.
А. С. Хомяков не согласился с точкой зрения Кохановской, так как считал, что «способности к басовым аккордам недоставало не в голове Пушкина и не в таланте его, а в душе <...> никогда не находившей в себе сил для возрождения». К Книге Иова Пушкин обращался не однажды и всегда с одинаковой свободой интерпретации библейского текста и одинаковой чуткостью к ее поэтическому стилю.
Популярность и глубокая укорененность в русской поэзии Книги Иова давала Пушкину возможность в подтексте стихотворения приравнять поэта не только к ветру, орлу, любовной страсти, но, в конечном счете, и к Богу-творцу. Можно вспомнить, что ветер и огонь — стихийные проявления Бога Яхве в Библии.
Свою содержательную статью Ильичев заканчивает важным выводом: «Итак, „новые миры” хранят в себе следы предшествующего гения

В. Э. Вацуро, напротив, именно через рассмотрение стиля и образной системы этого произведения характеризует его содержание. Он помещает в своей книге «Записки комментатора» разбор стихотворения «К Н***» («С Гомером долго ты беседовал один») вслед за статьей, содержащей анализ стихотворения «Пророк». В ней он рассматривает вопрос о том, как Пушкин использует церковно-славянизмы для воссоздания «библейского стиля», как переосмысляет свой первоисточник — эпизод из Книги пророка Исайи, — передавая конкретные черты наивного мироощущения героя и усиливая экстатический лиризм картины «перерождения» человека, превращения его в пророка. В. Э. Вацуро делает вывод о том, что «поэт воспользовался Библией как своего рода исходным материалом. Его пророк не походит ни на Исайю, ни на кого иного из библейских пророков. <...> Пушкин строит самостоятельный образ — в духе источника, но с иным содержанием».
С этим нельзя не согласиться. Ведь замысел Пушкина состоял не в том, чтобы изобразить библейского пророка, а в том, чтобы выразить мысль о высоком назначении поэта, об общественной его миссии и о страданиях, неизбежных при исполнении им его миссии. Неточными мне представляются лишь слова, которыми ученый формулирует свое представление об отношении поэта к его источнику: «воспользовался Библией как своего рода исходным материалом». Творческое «общение» Пушкина с древним, библейским поэтом носило другой характер. Уже самое родство изображенного им сюжета с библейским высоко подымало тон поэтического повествования. Сюжет о поэте подымался до уровня идеи предназначения человека, наделенного своим даром свыше, и ответственности его перед своим дарованием. Так идея библейского образа входила как составная часть в структуру мысли Пушкина, создавая «второй план» поэтического текста.»


Ну как впечатляет? О чем вся полемика? О чем сыр бор? Много про что, но только не про то, что в стихотворении предназначено собственно человеческому, а не научному восприятию. Считается видимо, что оно само очевидно… Инициация и ее технологическое точное описание Пушкиным это самоочевидная вещь… А может это я должен обратиться к антропологам или религиоведам? Это наверно просто другой раздел науки, с которой сталкиваются студенты соответствующих факультетов… Так ведь и там…

Лотман ссылаясь в частности на других филологов что то говорит по существу. Тут и то, что пророк вещь универсальная и каждый им может стать. И то, что хотя и ссылки на библию, но содержание может быть другим и схема та же. Но все это похоронено под филологией и стремлением рассмотреть культуру как некий механизм. Попытка понять как произведение работает. Лотман занимается "реминисценциями", а не стихотворением.
Продолжение следует...

Оригинал взят у danila_uskov в Зачем нужна культура. Часть 4.


Tags: культура
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments