Тарабановский Артём (shturman1922) wrote,
Тарабановский Артём
shturman1922

Агрессия или оборона?


Продолжим мыть кости американцам. В этот раз немного о разнице публичной риторики и реальной политики. На днях прочитал новость:

Обвинения России в военно-политической конфронтации прозвучали со стороны первого заместителя министра обороны США Роберта Уорка в четверг, 19 мая, в Вашингтоне на Норвежско-американской конференции по обороне, передает ТАСС.
По его словам, российская внешняя политика движется по траектории, ведущей ее от союзнических и партнерских отношений с Западом к конкурентным, а затем к конфронтационным и конфликтным. В данный момент Россия перешла от конкуренции к конфронтации, считает представитель военного ведомства.

Примером «открытого конфликта» (то есть следующей стадией отношений) Роберт Уорк назвал период холодной войны и заявил, что США не хотят возвращаться к этому «ядерному кошмару». Однако, в то же время он обозначил ряд мер по усилению военного присутствия США в Европе. Это: размещение к 2017 году полностью оснащенной дивизии, включающей воздушно-десантную и бронетанковую бригады, четырехкратное увеличение (до 3,4 млрд. долларов) средств на «развертывание в Европе дополнительных сил США», размещение комплексов ПРО в Румынии и Польше. По словам Уорка, все это является лишь ответными мерами на «агрессивные действия России», и средствами ее сдерживания. Системы противоракетной обороны и вовсе «не могут представлять реальной угрозы российским ракетам стратегического назначения».


Для справки: дивизия это примерно 15 000 военнослужащих, весь военный бюджет России в 2016 году составит 47 млрд. долларов.

Итак, каков пафос подобных заявлений (приведенное лишь одно из многих)? Формируется следующая картинка.
Россия – агрессор. Она оккупировала Крым. Вмешалась в конфликт на Донбассе, влезла в Сирию. И Бог еще знает, что она удумала. Америка, сдерживая агрессора, вынуждена отправлять все больше своих парней на передовую борьбы с агрессором, то есть в Восточную Европу.

Такие послания всегда нужно делить на эмоциональный окрас («враги, агрессоры!»)  и выстраиваемую логику. Отбросим эмоциональный флер, не в нем дело. Разберем логику. Россия ведь действительно в последние несколько лет резко активизировала свою внешнюю политику, включая ее военную составляющую, так? Так. Если США – это враги, а мы не смиренно подставляем щеки, а активно деремся, то почему бы им не называть нас «агрессорами»? Это логично.

«Ну и пусть хоть изведутся! Да, я русский оккупант! Да, агрессор! Зато крутой! Вон, как лихо – там врезал, там! Пошли в ж**пу эти америкосы, повешу себе на аву рычащего медведя. Или Путина в черных очках».

Если Вы вслед за тысячами наших сограждан согласились с этой логикой, то попали в большую пропагандистскую ловушку. Потому что на самом деле все, что наши враги за океаном называют «агрессией» является лишь ответными мерами по отношению к их действительно атакующим действиям. Суть ловушки - замолчать этот первый ход и максимально накачать, хоть бы и эмоциями, нашу ответную реакцию. Давайте разберем по порядку «наши агрессии».

2008 год, российско-грузинская война. Первой фазой была атака Грузией Цхинвала и российских миротворцев – и лишь ответом наше «принуждение к миру».

2014 год, присоединение Крыма. Это ответ на вооруженный госпереворот на Украине, который и является огромной по своему масштабу атакой на ближайшее геополитическое пространство России.

2014 - наши дни. Война в Донбассе. Сначала атака контролируемого США нового украинского государства на территории современных ДНР и ЛНР. В качестве нашего ответа – поддержка (самого различного характера) сопротивления ополчения.

2015 год. Операция российских войск в Сирии. Первой фазой была длительная агрессия исламистов по отношению к Сирийской республике. И любому, кто более-менее «в теме», ясно, что вся история с «Арабской весной» и появлением из ее горнила монстра ИГ – результат так же действий Запада во главе с США.

Если взглянуть на всю внешнеполитическую и военную судьбу постсоветской России, то становится очевидно, что вся она представляет из себя последовательное отступление с занимаемых ранее позиций: сначала просто галопирующее, затем более медленное, сейчас этот процесс останавливается и впервые (!) за 25 лет наблюдаются попытки его обратить вспять.

Эти попытки надо называть «агрессией»? И, отвергая эмоции, можно верить логике «Россия – оккупант и нарушитель спокойствия»? Ведь это так круто быть «плохим парнем» для прозападного мирового сообщества.
Извините. Ничто нельзя рассматривать в отрыве от истории. В постсоветской истории России ВООБЩЕ не может идти речи об «агрессии», максимум – о восстановлении утраченных позиций.

С таким же успехом, можно называть агрессором СССР после 1943 года, если считать, что до 1942-го «все так и было». Впрочем, пропаганда рейха так его и называла. Как сегодня Америка – нас.
Бывают в истории случайные сходства.

Оригинал взят у viktor_shilin в Агрессия или оборона?


Tags: Запад, США, агрессия, армия, война
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments