Тарабановский Артём (shturman1922) wrote,
Тарабановский Артём
shturman1922

Проект "Большой Ближний Восток"

middle_east-1024x780.jpg

Активизации холодной войны Западом против России, потребовало от Запада создания новых механизмов воздействия на нашу страну. В принципе ничего нового, стратегия сдерживания подразумевает трансформацию стабильной ситуации на границах РФ в более хаотичное состояние. Для этого требуется вовлечение государств в антироссийскую деятельность, в том числе конкретным пробуждением интересов такой деятельности у элит вовлекаемых государств.

Одним из таких механизмов является проект "Большое Черное море", подробнее об этом можно прочитать в моем посте http://kimura.livejournal.com/67462.html. Но для более детального понимания проектного мышления элит Запада требуется подробное рассмотрения предыдущих подобных проектов. Одним из них является проект "Большой Ближний Восток", который американцами был озвучен в начале 2000-х. К его рассмотрению и приступим.

Ближний Восток никогда не отличался стабильными межгосударственной системой отношений. Не было этой стабильности и после окончания Первой и Второй Мировых войн. И создание после 1945 года государства Израиль, этой стабильности не принесло. Вопрос еврейского государства со своими соседями в течение последующих 60 лет, являлся основным фактором нестабильности.


Арабо-израильский конфликт 1948 года

Формально в арабо-израильских отношениях «яблоком раздора» был палестинский вопрос, но в реальности, которая не дана нам в ощущениях это было скрытое противоборство США и Советского союза. Подробное описание политических трансформаций на Ближнем Востоке тех времен, далеко бы нас увело от заявленной темы, отмечу лишь то, что после недолгого протектората над Израилем Советского союза, еврейское государство сделало финт ушами и ушла под США. Многие политические аналитики даже использовали формулировку американского «непотопляемого авианосца» на Ближнем Востоке. Арабские государства оставались под значительными влиянием Великобритании, Франции и тех же США.

Советский союз выстраивал отношения с теми странами, которые не вошли в ближневосточный круг избранности Западом. Социалистически ориентированные партии, в первую очередь БААС, испытывали значительную зависимость от СССР, эти партии долгое время были ключевыми в Ираке и Сирии.

После распада СССР началась борьба за советское «наследство» на Ближнем Востоке. В основном это наследство выражалось политическим влиянием. Уже в середине 90-х арабские страны начали высказывать откровенное недовольство произраильской политикой США. Так с распадом СССР «блоковая дисциплина Запада» стала некоторым атавизмом. Все это не могло не преобразовать взгляд американского стратегического мышления на ближневосточную ситуацию.

Интересы а самое главное аппетит не сдерживаемый отсутствием крупного антагонистического центра сил росли, и эти интересы входили в противоречие с поддержкой Израиля предшествующих десятилетий. И к началу 2000 потихоньку возникла сначала тихое, а потом и более очевидная изменение мирового общественного мнения по поводу палестинского фактора. СМИ транслировали образ бедных палестинцев и агрессивных израильтян. И вот этот факт можно в какой-то мере считать первым кирпичиком в проект «Большой Ближний Восток».

В октябре 2001 года после «найнэлевен» начались боевые действия в Афганистане, в январе следующего года талибы были отодвинуты от власти. В марте 2003 года началось вторжение в Ирак. 9 апреля 2003 года была взята столица Ирака. Американцы гордо заявили, что иракское государство будет эталоном демократии для ближневосточных государств. 9 мая 2003 года Джордж Буш-младший на выступлении в университете Южной Каролины, выразил намерение «создать зону свободной торговли между США и Ближним Востоком». «Сменив коррупцию и корыстные сделки на свободные рынки и справедливые законы, народы Ближнего Востока приумножат процветание и свободу», - заявил американский президент.



6 ноября 2003 года Буш, выступая в Национальном Фонде Демократии с программной речью, заявил США должны провести на Ближнем Востоке - «глобальную демократическую революцию». Многие эксперты именно эту речь считает первым внятным описанием американского проекта «Большой Ближний Восток».

В кульминационный составляющей речи Буш заявил, что Вашингтон «взял на вооружение новую политику и следует стратегии расширения свободы на Ближнем Востоке». Буш продолжил «иракская демократия победит» и «создание свободного Ирака в самом центре Ближнего Востока станет переломным моментом глобальной демократической революции». Глядя с высоты 2016 года на это высказывание тринадцатилетней давности, а ведь президент США не лукавил, говоря о революции, проблема одна, демократией в ее результатах и не пахнет. Также в этой речи Буш сообщил об изменении шестидесятилетнего политического вектора: «60 лет западные страны мирились с отсутствием свободы на Ближнем Востоке, но это не обеспечило нам безопасности, ибо, в конечном счете, стабильность нельзя купить ценой несвободы».

Итак, ноябрь 2003 года первое озвучивание концепции трансформации ближневосточного региона.

Географически Большой Ближний Восток простирается с запада от Мароко до Пакистана на востоке, и от Турции на севере до Судана на юге.

Эксперты отмечали, что это западная ближневосточная инициатива во многом на бумаге наследует широкомасштабным реформам Центральной и Восточной Европы после краха коммунистической системы в Европе. После президента США в той или иной степени по поводу этого проекта высказывались и Кондолиза Райс (советник президента по национальной безопасности), Г. Киссинджер, Д. Рамсфельд, Р. Чейни, Р. Пёрл, П. Вулфовиц, М. Гроссман и др.


Рамсфелью, Буш, Чейни

В начале 2004 года Ричард Чейни на экономическом форуме в Давосе сказал: «Помощь народам Ближнего Востока в преодолении дефицита свободы является в конечном счете, ключом к победе в широкой войне с террором». Начались обсуждение проекта в таких структурах, как НАТО и G-8. Колин Пауэлл и Марк Гроссман с этой целью пустились в турне по арабским странам. Гроссман заезжал в Турцию.


Вулфовиц, Рамсфельд, Пауэлл, Либби

Многие арабские страны с большой долей скептицизма отнеслись к американской затее. Причем однозначно свою негативность проявили Египет и Саудовская Аравия, основные союзники США в регионе. А президент Сирии Башар Асад высказался следующим образом: «не может быть развития и демократии в условиях войны и существования политических проблем и никто не только в Сирии, но и во всем регионе не верит в американскую инициативу».

Претензии арабских государств можно свести к следующему перечню:
- концепция есть вмешательство в дела региона;
- в проекте нечего не сказано о решении арабо-израильского конфликта;
- нельзя в одну корзину складывать Северную Африку и Ближний Восток;
- проект дружественный американцам делит государства на «хороших» и «плохих»;
- увязывание проекта с Хельсинским актом, чем окончилось это увязывание для СССР авторитарные
- режима ближневосточных государств прекрасно понимали.

17 мая 2004 года К. Райс в Берлине заявила, что «наша страна 60 лет так подходила к режимам: он авторитарный, но стабильный… И что мы получили? Усаму бен Ладена и «Аль-Каиду». И 11 сентебря. Это не стабильность, это раковая опухоль, которая расползается дальше… Если вспомнить период после Второй мировой войны, то Трумэн, Аденауэр сосредоточилась именно на демократических ценностях. И Европе было обеспечено процветание. Мы пытаемся делать нечто похожее на Ближнем Востоке».


К.Райс

Полномасштабное представление проекта была намечена на июнь 2004 года, на саммите G-8 в Вашингтоне, документ назывался «Партнерство G-8 и Большого Ближнего Востока». В документе очень много уделялось экономическим факторам. Проект не поддержали практически все ключевые государства Ближнего Востока: Египет, Саудовская Аравия, Тунис и Кувейт. Позиция России, Франция и Германии состояла в том, что содействие реформ может быть оказано только по просьбе самих региональных государств. Поэтому проект и претерпел значительные изменения. Название Большой сменилась на Расширенный.

На 31 сессии Организации Исламской конференции реформирование Ближнего Востока было осуждено.



Давайте подведем итоги. К 2004 году ни одно из 22 арабских государств (275 млн. чел) не было демократическим в западном понимании. Властные элиты находились у власти по несколько десятилетий. А арабских странах фактически отсутствовали демократические институты, в отличии от не арабских государства региона (Турция, Индонезия, Малайзия, частично Бангладеш, Пакистани и Иран). С натяжкой можно говорить о демократических институтах в Иордании, Кувейте, Марокко и Йемене. То есть в странах региона отсутствовала сменяемость правителей, разделение властей и легальная оппозиция.

И если ядро заявленной инициативы есть реформирование авторитарных систем, то кто же в таких условиях должен был прийти на смену этим режимам? При отсутствии активных оппозиционных групп, точнее оппозиционные группы есть, но это группы в регионе практически все являются исламизированными. А значит кто же должен был воспользоваться плодами этой демократизации в кавычках? Вопрос риторический, ситуация на 2016 год дает однозначный ответ на этот вопрос.


Оригинал взят у kimura в Проект "Большой Ближний Восток"


Tags: Ближний Восток, мироустроительная война
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment