Тарабановский Артём (shturman1922) wrote,
Тарабановский Артём
shturman1922

Лик врага: истоки и цели западного фашизма. Часть 1

    Одной из центральных тем ХХ века является фашизм. Это неслучайно – и не потому, что события Второй Мировой стали таким колоссальным непредсказуемым стихийным бедствием. Да, масштаб сыграл свою роль; однако первичное здесь – то, что фашизм стал некоей высшей точкой, концентрацией и манифестацией ряда самых давних тенденций, которые с полным правам можно назвать «злом». В этом смысле всем известная песня «Священная война» не является преувеличением: царство тьмы сошлось в битве с противоположным ему полюсом. И главное – что это «зло» не прилетело в какой-то момент с луны, а долгое время зрело в западной культуре. Иными словами, появление фашизма было логичным (если не сказать – неизбежным) звеном в некоей цепи. Поэтому и наша над ним победа не была безусловной – непосредственная угроза миновала, но корни её остались. Бертольд Брехт, один из тех, кто посвятил жизнь «выкорчёвыванию» этих корней, говорил: «Ещё плодоносить способно чрево, которое вынашивало гада».

  По этой же причине, раскрыть феномен фашизма в одной, даже ряде статей – дело невозможное. Вместо этого я попытаюсь лишь набросать самую общую картину; предоставить некое видение, одновременно и поднимающее проблему, и дающее точку зрения на неё. Соответственно, я не буду акцентироваться даже на таких различиях, как «фашизм» и «нацизм», - разделять это явление можно до бесконечности, выделяя направления внутри той же нацистской партии, затем – виды неонацизма, рассматривая восточные вариации и что угодно ещё… На разных этапах разные части «гада» даже грызлись между собой – при этом оставаясь по одну сторону глобального раздела. Наоборот, я постараюсь ухватить что-то, всю эту чехарду изначально объединяющую.
  Я также буду «перескакивать» с истории на философию и политику, оттуда – на психологию, культурологию. Попутно давая некоторые ссылки, но не сильно их раскрывая. Оговорив всё это, приступаю, наконец, к делу.

  За начальную точку рассуждений я возьму Великую Французскую революцию. Где-то к этому моменту уже можно утверждать, что весь западный мир принял миропроект, который можно назвать «модерн» (modernity, «современность»). Его ключевой для нашей темы чертой являлась вера во всемогущественный и неостановимый прогресс. Да, трактовалось это конкретным образом: как развитие экономической и общественной системы на капиталистических основаниях. Она же, при всех издержках в виде неравенства и подчинения себе отдельных людей, должна была обеспечить подъём общего уровня. Т.е., говоря грубо, богатые и бедные остаются – но и те, и другие с каждым годом начинают жить всё лучше; в итоге бедняк через 300 лет будет жить как сегодняшний богач.
  Жизнь внесла свои коррективы: неравенство нарастало, эксплуатация увеличивалась, вся система проходила через периодические кризисы, «вышибавшие» не только «средний класс», но и часть «хозяев жизни» - тех капиталистов, которые, казалось бы, «застолбили» себе лучшие места в этом «поезде прогресса». Эту тему подробно разрабатывал, например, Эрих Фромм в книге «Бегство от свободы»: вместо освобождения и радужных перспектив народ получил пожиравшую его машину, от которой хотелось спастись любым способом – и на этом в своё время успешно сыграли фашисты. Но ещё до этого капиталистический процесс вызвал к жизни формулу Маркса, гласившую: «Капитализм выращивает своего могильщика». Маркс вообще проблематизировал этот капиталистический прогресс, описывая построенную на западе систему как машину для уничтожения человеческого в человеке (почитайте с этой точки зрения «Манифест коммунистической партии» или «Экономически-философские рукописи»). Но, по крайней мере, он заявлял: в ходе «общего» развития, низы социальной пирамиды потребуют себе достойного места, т.е. устранения неравенства, «перепланировки поезда».
  Таким образом, бывшие глашатаи прогресса, в своё время отвоевавшие будущее у «реакционного», противного новизне класса – аристократии – оказались в щекотливом положении. Стрела прогресса, которой они, по идее, присягали, - грозила по ним проехаться. Нужно ещё оговорить, что к ХХ веку «класс был уже не тот»: свобода, равенство, братство не слишком его вдохновляли; религиозный экстаз протестантов и вообще христианские скрепы выдохлись (вспомним хотя бы Адама Смита, чьей экономической теории предшествовала ещё довольно христианская «Теория нравственных чувств»); вполне себе наступила эра спокойной жизни «себе в удовольствие». И даже неустойчивость и риски капиталистической системы казались уже в тягость, чего уж тут говорить о мрачных перспективах, рисуемых Марксом.
  С одной стороны, внутренняя «расшатанность» капитализма, когда ни обычный рабочий, ни даже представитель «среднего класса» не могли и думать о «стреле прогресса» - столь было безнадёжно их положение. Эта скука, бесперспективность и бесплодность правящего класса – с другой. Сумма – бессмысленная и беспощадная Первая Мировая, «перекрытая» для нас теперь Великой Отечественной, но тогда воспринимавшаяся как «последние времена», конец света и царство Антихриста.
  Ещё в конце ХIX века граф Вартенбург (являвшийся авторитетом и учителем для таких глубоких мыслителей, как Хайдеггер – кстати, поддержавшего приход Гитлера), рассуждая о силах времени и одряхлении западного проекта, пишет в письме философу Дильтею, что «человек модерна готов для захоронения». К началу ХХ века отчаяние уже повсеместно. В ходе войны его заставляет потесниться ужас – перед тем, какие бездны выплёскиваются наружу. Сколько человек погибло – не ради «священной войны», а ради… Чего? Передела рынков? Этот ли передел вызвал химические атаки, геноцид, лагеря смерти?..
  При этом идёт подготовка к бою за господство. Буржуазия – не аристократия, вооружена значительно лучше: первые СМИ, гуманитарные технологии (о которых – позже), совсем иное «классическое» оружие…

  Всё вместе позволяет ей сформулировать претенциозный план. Если развитие грозит нам поражением – почему бы не действовать превентивно и не победить прогресс? Ведь столько вопросов решатся: можно не только удержать места, но и улучшить своё положение – стать новыми феодалами, аристократами, рабовладельцами. Сделать так, чтобы власть стала вечной, и никто не мог бы на неё претендовать. Ни на исторических основаниях – как пролетариат, ни из-за нестабильности и рисков рыночного капитализма.

    Отсюда очевидным образом происходит ряд фашистских черт: устремлённость в прошлое с «идеальным» незыблемым аристократическим классом господ. Прошлое, понятное дело, в значительной степени мифологизированное: если аристократия пала из-за всего, связанного с собственным загниванием и внешним развитием, то новые господа пришли править вечно. Гуманизм, требующий развития человека, а также сопричастные ему мировые религии должны быть свёрнуты – и заменены специфическими квазиязыческими культами.
Собственно, на практике, фашизм и опирался на союз старой аристократии, монархистов, и буржуазии. Например, огромную роль в продвижении к власти германского нацизма сыграли члены «движения Кольца» (1918), созданного аристократом Генрихом Гляйхен-Русвурмом по образцу английских клубов, в который входили также христианские профсоюзы. Его порождениями стали «Антибольшевистская лига» и «Немецкий клуб господ», соединивший аристократов с крупнейшими промышленниками, банкирами и предпринимателями Германии. Замечу к слову, что многие нацистские преступники уже после поражения «расплылись» именно по «промышленным» каналам (СС-овцы в концерне Стиннеса, на заводах Порше – даже не буду перечислять). Во Франции аналогичную роль сыграла фашистская организация Шарля Морраса (на фотографии) «Аксьон франсэз» (1899 год!), состоящая из поклонников Сореля (о котором – чуть дальше), мечтавшая, помимо всего прочего, о восстановлении монархии.

  Но необходимо было ещё обеспечить себе веское право на подобное вечное господство. Этот вопрос решался рядом теорий, доказывающих, что большинство людей – и не люди вовсе, а скотина, которая по всем «природным» законам должна подчиняться истинным, высшим людям. Однако этот вопрос я освещу в следующий раз…


Оригинал взят у agantis в Лик врага: истоки и цели западного фашизма. Часть 1


Tags: власть, неравенство, общество, фашизм, человек
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments