Тарабановский Артём (shturman1922) wrote,
Тарабановский Артём
shturman1922

Кто мы и откуда?

Не так давно мне довелось побывать на интересной лекции заведующей кафедрой философии и культорологии Ростовского государственного экономического университета (РИНХ) Ирины Георгиевны Палий.
Лекция была посвящена такой особенности коммуникативного общения, как «скрытый диалог».
В прошлый раз мы остановились на том, что культура – это не только здесь и теперь, не только то, что я представляю из себя сейчас... Это целый огромный океан, который существует и создан огромным количеством людей до меня. Это единственная точно известная нам форма нашего бессмертия!
И необходимо, как можно раньше понять, что есть культура, тогда будет меньше ошибок и потерь, тогда человечество оправдает своё существование. Почему это так? Потому что мы не знаем, на самом деле, почему это так. Мы не знаем и не можем знать с точностью о том, существует ли Бог.

Существует ли Бог?

Однажды у одного из ярких мыслителей раннего Средневековья, которого звали Квинт Септимий Флоренс Тертуллиан, монахи, которым он читал лекции, спросили: «Скажи нам, отче, что есть вера твоя?» (то есть, почему ты веруешь в Бога?). И Тертуллиан ответил: «Видите ли, отроки, я верую, потому что нелепо, я верую, потому что абсурдно».
"Поясни, отче".

«Мы с вами, конечны, смертны. Бог же, по определению, безначален и бесконечен. У меня, как у смертного и конечного нет, и не может быть ни доказательств существования Бога, ни способов утверждать Его отсутствие. Если бы я вознамерился доказать, что Он есть, я должен был бы стать над Ним, что невозможно. По той же причине я не могу опровергнуть Его существование. Для того чтобы мне опровергнуть существование Бога, я должен обрести нетленность и бессмертие, что тоже невозможно. Таким образом, верую, потому что нелепо, верую, потому что абсурдно, то есть признаю существование Его, как истину, не требующую доказательства». (Все религии мира, какие только были и какие только будут, всегда появлялись и будут появляться на основе автоматического чувства человеческой веры).
«Так есть ли Бог?»
«Для меня есть. И дай Бог, чтобы для каждого из вас Он тоже был открыт».
Такой вот разговор состоялся в момент, когда уходил океан Римского античного мира, и ему на смену приходила христианская Европа, которая несла в себе значительный багаж античности. Поэтому европейская цивилизация – одна из самых сложных. Она связывает огромное количество исторических пластов.

Россия
Что касается России, то мы – одна из самых сложных цивилизационных образований в истории человечества.

В конце XIX века блестящий русский мыслитель Владимир Соловьев некоторое время помалкивал относительно вопроса, который был очень острым не только для его времени, но и ранее, и не потерял своей актуальности до сих пор. Это вопрос, поставленный славянофилами и западниками: «Куда идти России?»
Это было как перетягивание каната – одни тащили в одну сторону, другие – в другую.
Наконец, В.Соловьев решил публично заявить о своей позиции: «Дамы и господа, на мой взгляд, вопрос о том, куда идти России решен. Он решен исторически самой Россией. Она уже пришла. Россия пришла одновременно на Восток и на Запад, на Север и на Юг. Она пришла на огромный континент, связанный с континентальным состоянием культуры». Соловьев сказал об этом незадолго до своей смерти (он умер в 1900 году в возрасте 47 лет).
Россия – это огромное пересечение культур. Когда еще 1000 лет назад Владимир Святой начал строить государство Российское, взяв из рук Византии христианство, он взял не только христианство, но и всю античную, греческую культуру. Мы впитали ее в себя. Россия – огромный пласт античной культуры и античной цивилизации.
Не случайно в России, до 1917 года, во всех гимназиях преподавался древнегреческий и латинский языки.
Это наряду с русскими народными сказками, эпосом является плотью и кровью, нашей русской культуры.
До Петра I мы разворачивали внутренний диалог. Вообще культура развивается, как и мы все. Сначала выстраивается внутренний диалог – вызревание культуры. Он продлился у нас от Владимира Святого до Петра I.
Дальше у России появилась необходимость позиционировать себя во внешнем мире, что Петр Алексеевич и сделал. Замыкание в себе стало смерти подобно.
И именно внешний диалог с миром позволил нам создать одну из величайших мировых культур, «золотым веком» которой стал XIX век. Эта культура синтетическая, переплетенная с мировой культурой, переваренная, переделанная на русской почве и как бы родившаяся заново под названием – великая русская культура.
Сегодня она, пожалуй, единственная в мире, имеющая огромное, невероятное внутреннее поле возможностей.
Мы единственная страна в истории человечества, через призму которой преломляются три мировых религии: христианство, ислам и буддизм. Это три гигантских цунами, три колоссальных пересечения полей взаимодействия. (За всю известную историю человечества существовало и частично продолжает существовать более 50 тысяч религий).
Россия – самый сложный социальный организм за всю известную историю человечества
При всех страшных катаклизмах, которые выпадали на нашу долю, в том числе в последние десятилетия, мы не упали в хаос, а продолжаем развиваться в процессе упорядоченных систем.
И сегодня для развития нашей страны носители интеллекта значат больше, чем экономика, важнее, чем воздух.
Наши дети и внуки будут иметь возможность управлять огромным витком времени. И вот это рождение нового времени связано с нами, с нашей культурой, с Россией.

Завещание Соловьева

В 1900 года, за два месяца до своей смерти, Владимир Соловьев написал: «Не знаю, Богом ли, людьми ли, самою ли историей, то точно знаю, что Отечество мое прошло одновременно такой сложный путь человеческой жизни, культуры и самого человечества бытия. И предназначение моего Отечества чрезвычайно велико. Россия имеет возможность создать внутри себя единство и целостность народов, языков, религий и культур, и тем самым обрести возможность огромного влияния на человечество. Если нет, то нас нет на карте. Я чувствую это всеми фибрами души своей... В XX веке прольется, по всей вероятности, столько крови, сколько, скорей всего, не проливалось никогда. И более того, возможно именно Россия расколет человечество. И именно она, совершив это, будет страшно наказана, подобно Христу. Но, пройдя через муку своего Судного дня, она обретет еще одну возможность – она должна собирать свои страны, она должна обустраивать своё величие и она должна преобразить весь мир».

Равен Космосу
По сути своей человек является причиной самого себя, следствием самого себя и целью самого себя.
Мы живем в огромном количестве миров, которые создаем сами, которые огромны и обладают невероятной силой.
Эти миры человеческой культуры равны по значимости и степени существования самому Космосу.
Иными словами, человек не является частью природы или частью мира. Человек, по своей сути, по стоящим перед ним задачам и по их осуществлению, являет собой целый особый мир.
Этот мир есть внутри каждого из нас, и он равен Космосу.

Проблема заключается в освоении собственного внутреннего мира, в том, чтобы, придя на этот свет, человек имел возможность ответить хотя бы самому себе и другому на вопрос: «Кто я? Что я? Зачем я, будучи конечным и смертным, однажды пришел в этот мир. При этом я понимаю, что я смертен. Человек – единственное живое существо, которое знает о том, что он смертен. Почему и зачем нам дано это знать?

Императив Канта
Представьте себе хотя бы на одну секунду, что мы бессмертны. Однажды великий Иммануил Кант, размышляя примерно на эту же тему, задался таким вопросом: «Может ли человек представить себя Господом Богом?» И ответил: «Конечно, может».

При этом, пишет Кант, мы всегда полагаем, что Бог безначален, бесконечен и бессмертен.
Это означает, что у человека, и у Бога нет практически ни одной черты, где бы они совпадали. Кант пишет, Бог, скорее всего, есть почти полная противоположность человеку.
Он имел ввиду, что у Бога нет потребностей, которые есть у человека. Богу не надо есть, пить, носить одежду, заниматься сексом для продолжения своего рода. Он – бессмертен.
Тогда, где есть точка соприкосновения Бога и человека? Далее Кант пишет: «Я не могу, как Тертуллиан, убедить вас в том, что Он есть. Но я могу, как человек, догадываться, что Он есть». А когда можно догадываться? Когда есть точка пересечения моего духа и моего разума. При том, что разум мой ограничен, конечен. И когда я обнаруживаю его возможности, то оказывается, что я чувствую его движение. Не это ли есть то, чем я могу обладать, как возможностью безграничности?
Обладаем ли мы этой возможностью сегодня? Многие – нет.
Нам надо менять отношения к самим себе, с самими собой.
Величие и бессмертие Иммануэла Канта, его волна в океане духа, определена как раз тем, что он открыл формулу – «этическое отношение людей друг к другу определяет всё». То есть это тот путь, на основании которого происходит любая форма совместной деятельности. Будь ты повар, физик, химик, биолог или музыкант.. Неважно кто. Ты, являясь социальным существом и отдавая себя другому, сам обретаешь.
Когда Кант стал об этом задумываться, он вывел свой знаменитый «Категорический императив» или нравственный закон Канта.
С той поры Кант стал великим этиком всех времен и народов.

Что такое «Категорический императив»?
Приходя на этот свет, мы приходим сюда отнюдь не сразу, мы приходим сюда неразумными.. Ну и с чем же мы тогда приходим? Мы приходим с волей. Воля к жизни, скажет Ницше...
Что значит, мы приходим с волей? Что такое воля? Кант попал со своим определением воли в точку: «Человеческая воля – это такое состояние его внутреннего духа, при котором человеческая воля есть безудержное, ничем и никем неостановимое стремление к цели». Это стремление к достижению цели.
Даже роды ребенка связаны не только с тем, что мать его зачала и выносила, а еще и с тем, что этот ребенок имеет волю к жизни. Он хочет жить. Он этого не понимает, не осознает, но желание в нем очень сильно, его целью является – родиться.
Чаще всего люди полагают, что они счастливы тогда, когда воля помогает им достигать удовлетворения любых их желаний. Чаще всего, на уровне достаточно примитивном, человек полагает, что он счастлив тогда, когда все его желания или, по крайней мере, большая часть исполнимы. И он применяет эту волю.
Кант обращается не к этому примитиву, а к Сиддхарте Гаутаме, первому Будде. Казалось бы, где Кант, а где буддизм. Однако Кант очень хорошо знал тип буддистского мышления.
«Я, наверное повторяюсь, вслед за Сиддхартой, когда вдруг обнаруживаю, что люди в большинстве своем думают, что могут быть счастливы лишь тогда, когда удовлетворяются их желания. Как им не понять, что чем более этот процесс будет длиться, тем более они попадают в страшную зависимость от своих желаний. Страсти овладевают человеком».
Человек хочет напиваться и напивается, колоться и колется... Кто ему запретит? Никто! Он так решил. Это его выбор. Рано или поздно, когда человек думает, что он счастлив и управляет собой, он попадает в самую страшную зависимость, в которую только может попасть человек. Свобода начинает пониматься им, как своеволие. Он считает, что может в любой момент освободиться от другого человека, от близких и дальних, от государства, от права, от закона, даже от Господа Бога. Это его выбор. Но никогда мне не уйти от самого себя.
Если я делаю ставку на полном удовлетворении своих собственных желаний, я попадаю в страшную зависимость, несвободу, которая только возможная для живого человека. Это абсолютное неумение управлять и владеть самим собой.
Воля, которая будет направлена на удовлетворение моих собственных, пусть даже высоких желаний, убивает меня. Я как будто бы уже не жив. Теряя волю, я подобен мертвому телу.
Как же жить иначе? Поставив этот вопрос, Кант начинает размышлять о следующем... Я должен жить так, чтобы моя воля развивалась на одном главном принципе. А именно, необходимо уметь поворачивать волю не вовне, а на себя самого. Это кантовский принцип автономии воли. Необходимо всю жизнь развивать и совершенствовать этот принцип. Отвечать самому себе и перед собой.
Воля, направленная на меня самого – это безусловная формула моей свободы. Потому что, если я направляю свою собственную волю на себя самого, то между мною и моими отношениями с другими людьми не будет стоять то, от чего я буду страшно зависеть. Я буду управлять самим собой.
Управляя самим собой, я буду заинтересован, прежде всего, в самом себе. Это также можно назвать формулой разумного эгоизма.
Воля, направленная на меня самого, заставит меня определять самого себя, как главную цель. Воля, направленная на меня самого, - я сам для себя цель.
А если я сам для себя цель, я должен быть заинтересован в своем развитии, восхождении, в своем человеческом разворачивании.
«Если я сам для себя цель, - пишет Кант, – это означает, что я становлюсь волевым, разумным и развивающимся, всякий раз преодолевающим самого себя человеком». Научившись относиться к себе, как к цели я уже никогда не смогу иначе относиться к другому человеку. Я никогда не смогу выстроить иную форму отношений.
Нравственный закон Канта звучит так: «Сделай так, чтобы максима твоей воли стала условием для всеобщего законодательства. То есть никогда в своем лице, равно как в лице другого человека, не относись к нему, как к средству, относись к нему только, как к цели. Если люди однажды научатся относиться к себе самим и к другому, как к цели, они будут истинными людьми. Они выстроят истинно человеческое общество. И может быть только это будет тем величайшим подвигом, который будет представлять собой преодоление человеком самого себя в своем движении от нечеловеческого к человеческому». Это пишет нам Кант из 18 века.

Россия и национальный интеллект
Всё это напрямую относится к великому вопросу о «вечном мире», о том, что когда-нибудь человечество вырастет настолько, что люди перестанут уничтожать друг друга, создав систему всемирного сосуществования.

Таким образом, сегодня в России носители национального интеллекта определят всё.
Иначе и не получится, особенно если учесть, что наша страна, обладая примерно двумя процентами населения планеты, обладает примерно одной седьмой частью суши Земли.

Оригинал взят у labradorit в Кто мы и откуда?


Tags: гуманизм, философия, человечество
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments