Тарабановский Артём (shturman1922) wrote,
Тарабановский Артём
shturman1922

Политические прислужники в сутанах



11 сентября 2014 года, отпевая одного из бандеровских вояк, погибших во время боев на Донбассе, капеллан «Правого сектора», униатский священник Николай Зализняк выступил с совершенно невозможным для христианского священнослужителя заявлением. Он сказал: «За каждого из наших лягут их десятки. Они пришли сюда, потому что им нужна наша земля. Они хотят, чтобы мы отдали им нашу землю. Мы сделаем это, но наоборот: не им землю, а их отдадим нашей земле!»

Этот прямой призыв к убийству в устах священника можно было бы назвать, по меньшей мере, странным, если бы подобные заявления у греко-католического клира не были бы обычным явлением. Вот что, к примеру, в декабре 2013 года на субботней проповеди произнес другой служитель Украинской Греко-Католической Церкви из Коломыйского района Ивано-Франковской области Мыхайло Арсэныч: «С врагом не может быть другого разговора, как разговор пуль! С врагом не может быть другого языка, как шум леса — шум удавок, на которых повиснут коммунисты! Шум, который к каждому нашему сердцу взывает — возьми в руки оружие и отбрось страх! Не время бояться! <...> Только от каждого из нас будет зависеть, насколько наша рука не дрогнет перед врагом, насколько наш глаз будет держать в прицеле сегодняшнюю власть. Так пусть нашу руку утвердит приклад! Слава Украине!»

Чтобы понять, откуда в униатских священниках такая поистине нечеловеческая злоба и ненависть ко всему русскому, православному и связанному с идеями социальной справедливости, необходимо обратиться к истории этой церковной структуры.

Греко-Католическая (униатская) Церковь, которую сами униаты называют «католической церковью восточного обряда», возникла как совместный политико-идеологический проект Ватикана и королевской власти Речи Посполитой, нацеленный на укрепление власти польского короля и Римского Папы на православных землях, прежде входивших в состав Великого Княжества Литовского. С середины XVI века распространилась практика раздачи католическими правителями Речи Посполитой православных епископских кафедр светским людям в качестве вознаграждения за оказанные услуги. В результате к концу XVI века значительная часть православных иерархов Украины и Белоруссии фактически превратились в обычных светских феодалов с небольшим идеологическим довеском в виде церковной должности. Воздействуя на их материальные интересы, обещая поднять их политический статус до уровня католических епископов, польскому королю Сигизмунду III удалось склонить большинство православных епископов украинско-белорусских земель во главе с Киевским митрополитом Михаилом (Рогозой) к заключению унии с Римско-Католической Церковью.

Несмотря на протесты со стороны православной паствы и подавляющего большинства рядовых священников, возмущенных изменой епископов своей вере из-за низменных материальных побуждений, уния была провозглашена 9 октября 1596 года в городе Бресте. По условиям унии, Православная Церковь Украины и Белоруссии признавала своим главой Папу Римского, принимала католическую догматику, но сохраняла богослужение на славянском языке и православную обрядность.

Родившись в результате предательства как политический институт подчинения народов Украины и Белоруссии влиянию Запада, всю свою будущую жизнь униатская церковь оставалась верна этой своей роли. Сперва она ревностно помогала проводить политику укрепления власти польских королей и Ватикана на украинско-белорусских землях, входивших в состав Речи Посполитой. А потом, когда это государство приказало долго жить, униаты нашли себе нового хозяина в лице австрийских императоров и служили им верой и правдой. В качестве примера такой службы можно вспомнить создание митрополитом Григорием Якимовичем в 1848 году, в разгар демократической революции в Венгрии, проимператорской «Головной руськой рады». Рада просуществовала всего три года: когда революционная опасность для австро-венгерской монархии была ликвидирована, «первая украинская политическая организация» благополучно почила в бозе.


Благословение греко-католическими священниками дивизии СС «Галичина»

Исторический пик политической активности униатов приходится на период деятельности митрополита Андрея Шептицкого (1865–1944). Шептицкий, возглавивший митрополию в 1900 году, мечтал о великой «незалежной» Украине и распространении греко-католичества на всей территории России. Как и униатские лидеры прошлого, лучшим способом воплощения в жизнь своей мечты молодой 35-летний митрополит считал активное участие в политике. Уже через несколько месяцев после вступления на униатский престол, во время торжественной проповеди при посещении императором Францем-Иосифом I Святоюрского храма он заявил: «Галицийские русины всегда были и останутся верными австрийской короне. Сердца и души наши навеки отданы вам, ваше императорское величество!»

И это были не просто слова. Митрополит Шептицкий активно занимался привлечением западноукраинской молодежи в австро-венгерскую армию. Когда на повестке дня стал вопрос о войне с Россией, львовский владыка, вопреки церковному «не убий», становится одним из активных ее сторонников и деятельно включается в ее подготовку. Осенью 1913 года один из ближайших подручных митрополита К. Трилевский под крылом униатской церкви создает военизированное националистическое формирование «Украинские сечевые стрельцы» (УСС).

Кроме того, «блаженнейший митрополит» занялся банальным шпионажем в пользу австро-венгерской короны. Он развернул на территории Российской Империи сеть осведомителей, которые добывали для австрийцев информацию военного и политического характера. Шептицкий лично совершил несколько конспиративных поездок в Россию. Во время одной из них, в мае 1913 года, он едва не был арестован русской контрразведкой.

Шептицкий горячо приветствовал начало Первой мировой войны и принял активное участие в разработке планов австро-венгерской оккупации Украины. Однако жизнь — дама с удивительным чувством юмора. В результате русского наступления Львов оказался занят армией генерала Брусилова, а униатского архиерея в связи с его активной антирусской деятельностью интернировали и вывезли в глубь России.

По результатам Первой мировой Западная Украина оказалась под властью Польши. Но это практически ничего не изменило в положении Шептицкого и всего униатского клира. Митрополит легко нашел общий язык с властями Варшавы. Тем более что родной брат владыки, генерал Станислав Шептицкий, вскоре стал фигурой номер два в правительстве Юзефа Пилсудского и занял там пост военного министра.


Шептицкий вместе с Андреем Левицким – на груди популярный тогда символ

При этом митрополит Шептицкий продолжает активно заниматься политикой. В 30-е годы он стоит у колыбели Организации украинских националистов (ОУН). Не случайно многие из главарей ОУН были выходцами из семей униатских священников. Среди них — основатель организации Евгений Коновалец; его преемник и многолетний управляющий имениями митрополита Андрей Мельник; руководитель так называемого краевого провода ОУН в начале 30-х годов, сын униатского священника из села Угринов Степан Бандера; бывший порученец А. Мельника, а позже главарь организации, сын священника-декана из Скалатского района Тернопольской области Ярослав Стецько и многие другие.

Поэтому вполне закономерной была реакция владыки на вступление во Львов фашистских войск летом 1941 года: «Мы радуемся освобождению земли нашей от безбожного большевизма. От наболевшего сердца приветствуем освободительницу нашу немецкую армию и ее вождя Адольфа Гитлера. Искренне просим всевышнего о победе немецкого оружия над большевизмом...»

Однако Гитлер и фашисты не оправдали доверия Шептицкого, и, когда в 1944 году Красная Армия изгнала гитлеровцев из Львова, пришлось ему обращаться с верноподданическим посланием уже к «главному большевику» — Сталину: «Правителю СССР, Главнокомандующему и Великому маршалу непобедимой Красной Армии Иосифу Виссарионовичу Сталину привет и поклон».

Однако очередная попытка униатов «припасть к сапогу» нового хозяина не увенчалась успехом — в 1946 году на Львовском Церковном Соборе Украинская Греко-Католическая Церковь (УГКЦ) была официально упразднена и возродилась только в 1989 году, на волне «перестройки», с «легкой руки» М. С. Горбачева. Новое явление униатов было напрямую связано с ростом украинского национализма в конце 1980-х — начале 1990-х годов. Поскольку в возвращении униатов на Украину были активнейшим образом задействованы тесно связанные с американскими спецслужбами украинские эмигранты в США и Канаде, которые сохранили накаленные антисоветские, антирусские и антиправославные настроения, непосредственное включение греко-католиков в политическую жизнь Украины подразумевалось.

Хотя без влияния униатов не обошлось ни одно «оранжевое» событие политической жизни постсоветской Украины, а их вклад в строительство «незалежного» и антироссийского государства трудно переоценить, звездный час греко-католиков пришел вместе с событиями последнего Майдана. В начале декабря 2013 года большую часть собравшихся на площади Незалежности составляли студенты Львовского Украинского католического университета (УКУ), действующего в системе УГКЦ. Студенты прибыли в Киев под руководством своих преподавателей, большая часть которых является гражданами США, Бельгии и Польши. Практически все активно работающие в социальных сетях служители УГКЦ призывали пользователей Интернета присоединиться к борьбе против «бандитской власти». А бывший глава униатской церкви архиепископ Любомир Гузар обратился ко всем собравшимся на Майдане с призывом «самим себе завоевывать перемены».


Порошенко на открытии памятника Шептицкому во Львове

После всего этого разве стоит удивляться воинственным призывам боевых капелланов «Правого сектора»? История и современность Греко-Католической Церкви показывает, что ненависть униатов — это эмоция холуйствующего холопа, которого хозяин постоянно бил и унижал, а теперь позволил в волю поглумиться над захваченной в полон жертвой.

Автор: Юрий Бялый
Опубликовано: газета "Суть времени" №96 от 24 сентября 2014 г.

Tags: Украина, национализм, политика, религия, униаты, фашизм, церковь
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments